О кризисах

кризис

В дошкольном детстве кризисов бывает три — в год, в три, и в семь. Если не считать новорожденности. Цифры в данном случае условные, потому что связаны кризисы не с биологическим возрастом, а с психологическим. И протекают они не один день, а примерно полгода до и полгода после обозначенных цифр.

Во время кризиса дите обычно бунтует, а родители психуют. Хотя на самом деле ничего особенного не происходит. Надо переждать и умилиться тому, что ребеночек растет и развивается. Правда, во время кризиса начинает казаться порой, что не развивается, а деградирует, но это тоже нормально. Развивается. Только иначе, чем в стабильные спокойные времена.

Итак, годовасики.

Почему начинается кризис? Раньше малыш жил исключительно в ситуации «здесь и сейчас». Ни прошлого, ни будущего для него словно не существовало. Месяцам к 10 то самое поле, о котором я говорила, заселяется некоторыми образами, благодаря которым у ребенка появляются желания, которые длятся.

То есть если раньше он чего-то хотел, а его хитренько отвлекали — он легко отвлекался. Хранить желания было как бы негде. А теперь фигушки вы его отвлечете — он ПОМНИТ. Это раз.

Во-вторых, необходимость общаться растет, поводов для общения все больше, а речи — главного средства — пока нет. Представьте себе, что вы не можете говорить. А вам доклад надо делать важный на совещании. Как вам? Вот у малыша примерно так.

В-третьих, кора мозга (благодаря которой человек управляет собой, контролирует эмоции и чувства, размышляет и много чего ещё делает) пока незрелая, и держать себя в руках ребенок просто не способен. Если уж возбудился — то это возбуждение быстренько распространяется и остановить его детских силенок никаких не хватает. Да и сообразить, что надо бы его остановить, пока не получается. Дети — они ж без логики существуют. Совсем без логики. Они аффективные (не путать с дефективными).

Все эти три фактора и приводят к тому, что ребенок становится неуправляемым (он, собственно, и был неуправляемым, просто он был маленький, и поводов им поуправлять было мало) — он требует чего_то_там, объяснить толком чего ему надо и зачем не может, неудовлетворенность его растет и растет, и периодически возникают истерики — ребенок может вопить, падать на пол и бить ногами. И от отчаяния непонимания, и просто потому, что не делать этого не может. (Чтобы вы не думали, что это вам только с ребенком не повезло, я даже скажу, что таким истерикам специалисты дали название — гипобулические реакции. Все по-научному, так что не волнуйтесь, главное, чтобы не расшибся).

Во время таких вот истерик надо постараться успокоить (даже если не очень получается, все равно старайтесь) — эти припадки пройдут, когда ребенок заговорит и слегка дозреют связи между корой и подкоркой. Главное, помните, что ребенок ещё маленький, и все, что он делает, он делает только потому, что по-другому не может. Усилия приложите не на то, чтобы убедить мелкого в том, что так делать гадко, а на то, чтобы убедить себя, что кризисные периоды есть, и ничего страшного в этом нет. Старайтесь, чтобы речь у ребенка развивалась нормально, предоставляйте ребенку максимум свободы в достижении его целей, и, главное, дайте ему то, что ему особенно сейчас нужно.

Выход из кризиса годовалого возраста — в совместной деятельности. Как только начинается бунт, предлагайте дитенку какое-нибудь общее дело. Картошку помыть, лапшу в банки покидать, развивающими игрушками поиграть, газету порвать — ВМЕСТЕ.

Таскайте с собой в сумке и карманах всякую ерунду для таких вот совместных дел. И будет вам счастье. Лет до двух с половиной.

Там может начаться другая песня — пресловутый кризис трехлеток.

Тут все гораздо веселее. Ребенок вдруг обнаруживает, что он вообще-то тоже человек.

Не стол вот, не стул, не барашек, а человек. Натурально. И он начинает требовать человеческой жизни. А чего это — вам можно, а ему — тоже человеку,если что, — нельзя что ли? А силища-то богатырская уже имеется.

Это вам не годовасик, который сам не понимает, чего с ним такое происходит. Этот очень даже понимает. И требует на полную катушку. С логикой у него пока плоховато, поэтому требовать он толком пока не знает что. Но требует. Сам процесс важен. И получается, что с вашей точки зрения детка дурит, а с его точки зрения — борется за права и свободу.

Ему важно в это время убедиться, что он МОЖЕТ. Пусть вот так по-глупому, но у него опыта маловато, чтобы анализировать. Он просто бунтует. Против вас. Глаза слипаются, но если вы скажете «спать» — он будет орать «не хочу я спать!!!» Не против сна, а против вас.

Не злитесь. Вы — хорошие родители. И у вас хороший ребенок. Просто это такой период, когда рождается личность. А роды, сами знаете, процесс порой нелегкий. Успокойте себя тем, что чем более бурно проходит кризис, тем серьезнее перемены в личности вашего карапуза. Дайте его личности родиться. Ломать не надо. Терпите.

Если выход из кризиса годоваса в совместной деятельности, то выход из кризиса трехлетки — в игре. Игра — единственный мир, где ребенок может быть «как взрослый». Вот и проводите его туда. Пусть наслаждается.

В вашей сумке и карманах теперь должны поселиться мелкие игрушки. Сначала — реальные зверушки и человечки, чуть позже играть можно чем угодно — палочками, камешками, спичечками, пуговицами. Главное — они должны быть действующими лицами игры. Пусть они разговаривают, поют песни, живут жизнью взрослых — ходят на работу, водят детей в детский сад — в общем, делают все то, что делаете вы на глазах ребенка.baby mblog.kz

Разыгрывайте сюжеты сами, выдавайте «героев» малышу. Не забывайте главный принцип детства: то, что у взрослых считается шизофренией, у детей — норма жизни. Начнет играть — кризис сойдет на нет. И вы опять получите своего славного малыша обратно.

Что касается меня — я обожаю этих маленьких бунтарей. Мой любимый возраст. Они такие трогательные с этими своими дурацкими требованиями всерьез, попытками быть самостоятельными и отчаянным желанием быть понятыми и любимыми.

Cын у меня кризис проживал бурно, при случае визжал, дрался, плевался, орал и обещал всех поубивать. А мне нравится.

И, кстати, я для моего мальчишки — непререкаемый авторитет, несмотря на то, что не пытаюсь его подчинить, а устраиваю вечно движуху и веселуху. Просто я знаю, что через этот бунт ребенок на самом деле рождается как личность. Если не ломать, то получается уверенный в себе, способный на поступки, живущий полной грудью человечище. Если сломать — получите в будущем невротика, застенчивого или комплексующего без повода червячка, готового прогнуться по изменчивый мир, даже когда для этого нет никакого повода.

Кто вам больше нравится?

Ведите ваш е-майл: