«МАМ, НУ КУПИ!»

kupi

Только отгремели новогодние утренники и елки, скоро 8 марта, да и многочисленные друзья-родственники, приходя в гости, обязательно несут презенты по количеству детей в доме. Однако тема подарков для большинства родителей не закрыта.

Малыши мечтают об огромном количестве игрушек, дети постарше пишут длинные списки своих “хотелок”, а те ребята, которые уже перестали верить в новогоднее волшебство, просто сообщают родителям о необходимых для них (зачастую дорогостоящих) покупках. От количества и стоимости желаемых вещей многие родители испытывают не просто удивление, а настоящий стресс.

В идеале ребенок должен быть расслаблен на тему денег. В норме ребенок примерно до младшего подросткового возраста не очень должен думать о том, что и сколько стоит, хватит или не хватит денег. Он просто доверяет родителям – они обо всем позаботятся. Это нормальная детская изобильная модель мира, когда мир – это место, в котором всего на всех хватит.

Если ребенок оставался без заботы, если родители, к примеру, много ссорились из-за денег, если тема денег все время оборачивалась в семье темой власти по отношению к ребенку или по отношению родителей друг к другу, то у ребенка может сформироваться дефицитарная модель мира. В этом случае для ребенка мир – это место, где на всех не хватит, где все время надо добывать, где просто так ничего не бывает.

Это непростая ситуация. Ребенок не расслабляется. Он не верит, что все может быть хорошо. Ему все время кажется, что ему не хватит, ему недодали, у других больше и лучше. Дети, которые «провалились» в дефицитарность, часто ненасытно просят все время: «Купи-купи-купи!» Но не потому что им особо нужны эти вещи. Потому что в какой-то момент они напугались, что родители не смогут позаботиться о них. И, испугавшись этого, они все время тревожно требуют от родителей вот этим актом покупки подтверждения своей любви, дееспособности родителей как взрослых людей. Каждый раз, когда родитель все-таки покупает очередную игрушку, ребенка немного отпускает: «Все в порядке. Родители для меня есть».

Родители, естественно, начинают это ограничивать, пресекать, и их реакции еще больше усиливают тревогу и дефицитарную модель мира ребенка. Дети помладше устраивают истерики в магазине, постоянно капризничают, выпрашивают покупку какой-то новой игрушки. Дети постарше начинают выставлять свои условия. В этот период в жизни семьи большое значение приобретает выяснение вопросов типа «дашь – не дашь», «купишь – не купишь».

Чем лечится дефицитарная модель?

Только изобилием. При этомпод изобилием понимается не то, что нужно все покупать. Имеется в виду возобновление нормального порядка вещей, при котором родители – это дающие, а ребенок – получающий… ни за что (он не должен никак это заслуживать или выпрашивать). Каждый раз, когда родитель дает что-то по своей инициативе, покупает своему ребенку что-то просто так, а не потому что ребенок до этого что-то требовал, выпрашивал, валялся на полу, – это правильная ситуация.

Если мы помним, что для ребенка важнее всего именно акт давания, то дело не в том, чтобы уступить просьбам ребенка и купить очередную игрушку, скорее важно, чтобы были спонтанные, по воле родителя, акты дарения каких-то небольших вещей.

Дети не портятся от доступностиудовольствий или игрушек самой по себе. Дети портятся тогда, когда начинаются лицемерие и игры в «заслужил – не заслужил».

 

 

 

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.