Будни многодетного отца

09

Самое главное, что я понял за годы отцовства: детей нужно любить, как бы они себя ни вели. Какое-то поведение детей кажется взрослым абсолютно недопустимым. Взрослый выходит из себя, начинает детей наказывать, хвататься за голову.

А через какое-то время понимаешь, что можно было не вкладывать столько эмоциональных усилий. Многие поведенческие модели сами собой изживаются со временем. Когда в 13 лет ребенок говорит, что не хочет учиться, хочет стать дворником, то не нужно хвататься за голову. Важно объяснить, что на рынке этого труда – высокая конкуренция и лентяем там быть все равно не получится.

Надо следить за собой. В отношении интернета, гаджетов. Я понял, что если мы где-то что-то себе допускаем, то потом в эту же яму, которую мы выкопаем, обязательно провалится кто-то из наших детей. Это как нитка с иголкой. Куда прошла иголка, туда пойдет и нитка. Например, я уже лет десять не могу выпить даже бутылки пива, просто чтобы дети не увидели, потому что это пример плохой будет. Как бы если мне можно, то и всем можно. И это при том, что я вообще не пил никогда, ну, может, в студенческие годы чуть-чуть. Но вот года три назад настроение было, купил бутылку пива. Девочки ее схватили, стали в унитаз выливать, мальчики стали кричать «пиво, пиво!» – в общем, перебудоражило это целое семейство.

Нужно хвалить детей, но чтобы это было объективно. Девочку может ужасно раздражать, когда одноклассницы не считают ее красавицей, а мама с бабушкой твердят каждую минуту, что она – красавица, а одноклассницы ничего не понимают. Понятно, что больше верят незаинтересованной стороне.

Хороший, гениальный совет. Я его вычитал у одного священника американского православного. У него пятеро детей, кажется, было. И он инспектировал приходы, где от одного до другого было тысяча миль.

Он чувствовал, что мало времени общается с детьми. И плохо общается, формально. И стал брать с собой в дальнюю дорогу по одному ребенку. И на день-два-три становился как бы отцом одного ребенка. И оказывалось, что за это короткое время очень много они успевают друг другу дать.

Все вопросы выяснить, душами сблизиться, секреты рассказать и т.д. Я стал тоже так делать. Хороший метод. Особенно помогает с теми детьми, с которыми контакт самый сложный.

Очень важно уметь слушать. Я понял, что самые умные родители – великие слушатели. Они умеют не сами говорить детям какие-то правильные вещи, а слушать то, что говорит ребенок. А он говорит часто вещи, которые кажутся родителям ужасными, неправильными, тупиковыми, скучными. Но нужно слушать, слушать, слушать. И тогда ребенок будет проговаривать то, от чего ему нужно избавиться, отказываться от тупиковых ходов.

Это актуально и с девочками, и с мальчиками. Поэтому очень важно, когда кто-то из родителей согласен час, два, три, четыре говорить с ребенком, казалось бы, ни о чем, об одном и том же. Тебе говорят то, что тебя может даже сердить. Допустим, ребенок заявляет, что не будет учиться в школе, пойдет работать. Он об этом говорит, говорит, говорит. Потом сообразит: «Что-то я не то говорю». То есть он сам выговорил какие-то свои тупиковые ходы и таким образом нарыва не произошло.

А еще мы играли с Ваней в такую игру. Он говорил, рассказывал какие-то вещи, которые меня пугали. Потом я предлагал: «А теперь скажи за меня». Так он и говорил и за себя, и за меня, а в итоге получался внутренний монолог-диалог, в ходе которого искались какие-то пути.
 

Почему-то многие убеждены, что многодетная семья – это такие шерочки с машерочками, для которых нет большей радости, чем собраться вместе за большим столом. И при этом желательно быть в одинаковых футболках с портретами друг друга. На самом деле многодетная семья – это стадо разбегающихся вопящих тараканов. Требуется немало времени, чтобы ощутить, что это счастье.

Родители в многодетной семье всегда равнонагружены. И где-то взаимозаменяемы на уровне укладывания спать и мелких домашних забот. Ну кроме грудного вскармливания, конечно. Все проблемы многодетной семьи начинаются, когда кто-то из двоих родителей по какой-то причине выходит из игры. Например, заболевает, уходит из семьи, или что-то более грустное случается.

Многодетная семья – это как две лошади. Тянут повозку еле-еле, и тут – раз, одна лошадь или ногу сломала, или умерла. И все. Все сразу встало, это финал. Оставшейся лошади уже не стронуть и повозку, и другую лошадь – это дико тяжело.

Например, этой осенью моя жена после 19 лет многодетности и 16 лет непрерывного грудного вскармливания вышла на работу. Она счастливая сейчас работой до ушей, потому что от нас от всех отдыхает. Там хоть и нагрузка с 8 до 18 и все радости педагогической системы, и писанины глупой куча, но все равно намного спокойнее, чем дома.

Я же начинаю понимать, что такое «праведное озверение домохозяйки». На меня двойная нагрузка свалилась, и уже три месяца я – озверевшая домохозяйка, хотя, как и раньше, писать стараюсь каждый день. Зато собаки и кошки теперь понимают мой взгляд! Просто взгляд…

Но усталость домохозяйки – страшная вещь, раньше я ее не понимал! Вроде все одно и то же, но нет ни выходных, ни будних дней, ни ночи, ни дня. Поэтому я пересмотрел свои позиции. Раньше я был уверен, что женщине работать нельзя. А теперь понимаю, что можно и нужно. Если женщина будет долго сидеть дома – она просто сойдет с ума.

Самая жуткая вещь, которую позволяют себе взрослые – это праведные вопли! Ты знаешь, что ты прав, знаешь, как надо делать и как не надо – и тебя начинает тянуть на праведные вопли. А на самом деле нельзя и не надо. Но тянет же!

 

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.